Пермь:

8 (342) 270-00-22

Для регионов РФ:

8 (800) 700-10-22

Напрямую от завода.

Без посредников.

Ваш город:

Интервью для журнала «Лесной комплекс Сибири»

Миночкин Дмитрий Викторович Коммерческий директор ЗАО «ПЗГТ»

Вопрос: Дмитрий Викторович, ваше предприятие «Пермский Завод Грузовой Техники» не новичок в производстве спецтехники, когда всё началось?

Ответ: Завод начал свою деятельность в 1998 году. Естественно, когда он начал работать, его и заводом нельзя было назвать, скорее мастерская по ремонту и переоборудованию техники. Но очень быстро оказалась, что наши услуги востребованы, появилось большое количество заказов, и стало ясно, что необходимо расти, развиваться. Увеличили площади, построили цеха, организовали торговый дом. Затем увидели, что помимо производственных мощностей необходимо наращивать и конструкторский потенциал – создали конструкторский отдел. Наверное, именно с этого момента завод и стал заводом – предприятием, работающим по полному циклу: от разработки конструкции до доставки машины клиенту.

В.: Как случилось, что вы стали делать лесовозы?

О.: Пермский край – лесной край. У нас есть несколько крупных, по мировым меркам, лесоперерабатывающих предприятий. Эти предприятия, помимо своего, достаточно внушительного парка техники, пользуются услугами сторонних лесозаготовителей. Кроме того, порог вхождения в лесозаготовительный бизнес в конце девяностых годов был невысок, поэтому появилось большое количество частников, лесопилок. И всем им понадобились машины. Зачастую к машинам не предъявлялось особых требований, главное, чтобы можно было вывезти лес с делянки и доставить до места переработки. Каких только конструкций ни приезжало на территорию завода для ремонта. Видя всё это, мы и решили заняться сначала переоборудованием машин в лесовозы, ну а позже уже и разработкой таких конструкций, которые бы соответствовали не только требованиям заказчика, но и требованиям стандартов и регламентов.

В.: Но лесовозная техника – не единственная, которую выпускает ваше предприятие?

О.: Да, безусловно. Начиналось всё с лесовозов и сортиментовозов, но заготовка и вывоз леса подвержены сезонности. Необходимо было загружать производство, чтобы не было простоев, чтобы платить рабочим зарплату круглый год. Стали смотреть, что же востребовано – так в производстве появились ломовозы. Когда мы начали их производить, государство как раз начало наводить порядок по допуску транспортных средств для этого вида работы, людям понадобились специализированные машины, и мы их дали. Позже стали выпускать бортовые машины с краном-манипулятором, трубоплетевозы. Кризис 2009 года заставил искать новые ниши, мы стали делать автовышки, придумали и запустили в производство специальный автомобиль для транспортировки медицинских отходов. Сейчас у нас семь основных направлений спецтехники и больше сотни видов выпускаемых машин.

В.: Но вы ведь делаете только надстройки?

О.: Конечно, ведь сделать машину полностью, включая кабину, двигатель, трансмиссию – это очень затратно. И не только по деньгам, но и по времени, и человеческих ресурсов необходимо в разы больше.

В.: В таком случае получается, что автомобильное шасси вам приходится приобретать у дилеров наших автогигантов, таких как «КАМАЗ»?

О.: Не совсем так. У ведущих автозаводов есть определенные и весьма жесткие требования к производителям спецтехники, если предприятие не в состоянии их выполнить – то оно существенно ограничено во внесении изменений в конструкцию автомобильного шасси. Наш завод прошёл все необходимые проверки и получил статус завода-изготовителя, т.е. мы стали партнёрами. Это даёт нам значительные преимущества перед «гаражными» производствами. В первую очередь – качество нашей продукции гарантируется не только нами, но и заводом-производителем шасси. Также мы приобретаем шасси на значительно более выгодных условиях. А это - снижение себестоимости производства.

В.: С какими заводами у вас партнёрские отношения?

О.: Практически со всеми ведущими предприятиями России: «КАМАЗ», АЗ «УРАЛ», ИВЕКО-АМТ.

В.: Давайте вернёмся к выпускаемым вами машинам. Что вы можете предложить лесозаготовителю?

О.: Практически полный спектр машин для вывозки леса. Мы делаем и классические, если можно так выразится, лесовозы и сортиментовозы, прицепы и полуприцепы к ним. Все эти машины могут использоваться как для вывозки леса с делянок, так и перемещения между складами, или для доставки к месту переработки. Причем использование полуприцепов на плече порядка 500 км даёт существенную экономию, по сравнению с использованием обычных сортиментовозов. И это не «кабинетная» математика, а реальная, подтвержденная на практике экономия.

В.: Может быть у вас есть какие-то эксклюзивные машины?

О.: Да, например, хлыстовозы – это своеобразная модификация обычного лесовоза, имеющая систему самозатягивания прицепа-роспуска. Прицеп-роспуск у такого автопоезда имеет складывающееся дышло, что позволяет вывозить лес в хлыстах длиной до 23м. Ещё мы делаем лесовозы с усиленным раздвижным коником. Главная «фишка» такого коника, в том, что его конструкция позволяет увеличить ширину загрузочного пространства лесовоза более чем на 3 метра. Причем делается это силами одного человека, без использования какого-либо специального инструмента. Естественно, что перевозить лес в таком случае можно только по лесным дорогам.

В.: Ваш завод находится в Пермском крае, а интервью публикуется в сибирском журнале, неужели вы поставляете машины так далеко?

О.: Иркутск, Красноярск, Барнаул – это ещё не самые дальние наши поставки. Наши машины можно встретить и в Благовещенске. Понимаете, лет десять назад машины делались очень многими, и, буквально, «на коленке», поэтому качество страдало. Да и потребители не гнались за качеством, главным было близость ремонтной базы, поэтому география поставок была довольно узкой. Сейчас же потребитель очень внимателен к качеству машин. А то, что мы являемся заводом-изготовителем, имеющим аккредитацию ведущих автозаводов России, позволяет ремонтировать выпущенные нами машины в официальных дилерских центрах этих автозаводов. Кстати, и приобрести нашу технику также можно у дилера – это также входит в рамки партнёрства. Поэтому географическая удалённость от потребителя для нашего завода – не препятствие.

В.: В следующем году вашему заводу исполнится 20 лет, наверное, у вас есть уже постоянные клиенты?

О.: Конечно, причём они работают не только в Пермском крае, хотя здесь, естественно, у нас друзей больше. Но у нас есть давние партнёры практически на территории всей России: в Приволжском, Уральском, Сибирском округах и даже в Северо-Западном федеральном округе, где очень высокая конкуренция.

В.: И как же у вас складываются отношения?

О.: Отношения действительно партнерские. Вы знаете, давно уже минули те времена, когда нужно было «толкнуть» что-нибудь, сорвав куш. Деньги – это не самое главное в отношениях с покупателем, значительно важнее иметь постоянный конструктивный диалог. Да, необходимость получения прибыли никто не отменял, мы все бизнесмены, все это понимаем. Но мы также понимаем, что добрые, даже дружеские отношения, дадут нам долговременные бонусы, причем обоюдные. Например, мы, общаясь со своим заказчиком, получаем от него замечания по конструкции, вносим изменения. Теперь нужно понять: насколько эти изменения эффективны в условиях реальной эксплуатации. Договариваемся с клиентом о проведении испытаний – он получает в своё распоряжение технику, мы возможность проверить конструкцию в реальности. В итоге в выигрыше оба.

В.: Вы упомянули, что у завода есть собственное КБ, чем занимаются ваши конструкторы?

О.: Нашим конструкторам некогда сидеть, сложа руки! Во-первых: они постоянно улучшают машины, в том числе и благодаря обратной связи от клиентов; во-вторых, в конструкции вносятся доработки под конкретного заказчика – мы всегда стараемся пойти навстречу клиенту, если ему необходимо что-то изменить в машине; ну и, в-третьих: придумывают новые виды спецтехники.

В.: То есть, в ближайшем будущем у вас может появится какая-то новая машина, какой не делает никто другой?

О.: Да, сейчас мы находимся на завершающей стадии проектирования новой универсальной машины для лесозаготовителей и лесопереработчиков. Машина будет действительно супер-универсальной, сочетая в себе сортиментовоз, бортовую машину и самосвал. Подробности пока не хочу озвучивать, а вот когда пройдут стендовые испытания – тогда у нас появится повод снова встретиться и поговорить, тогда и раскрою уже полные характеристики этой машины.